Не прошло и нескольких дней с момента объявления сенатора-демократа Барака Обамы о создании "комиссии по изучению шансов", как с аналогичным заявлением поспешила выступить Хиллари Клинтон. Обращает на себя внимание, что начало кампании признанной фаворитки демократов прошло скомкано, без надлежащей помпы и освещения в СМИ (утро субботы справедливо считается в США худшим временем для подобных акций; к тому же объявлять о вступлении в президентскую гонку за три дня до очередного послания главы Белого дома "О положении страны" - нарушение всех неписанных традиций медиараскрутки). Не случайно ее политтехнологи предпочли дать пространные, но неубедительные объяснения такой поспешности в своих комментариях в ведущих газетах. На условном языке избирательных кампаний в США, это означает почти панику. Обама "обокрал" Клинтон по инфоповодам, вынудил ее изменить график "входа в кампанию".

Конечно, загадывать еще очень рано, и борьба для Клинтон далеко не проиграна. Хиллари остается фаворитом, и всего лишь лишилась монопольного положения при старте. "В игре" сейчас уже восемь претендентов на номинацию от демпартии, однако ясно, что основная борьба в ходе праймериз развернется между Клинтон, Обамой и Эдвардсом.

Формально, Хиллари пока ничего не угрожает - согласно последним общенациональным опросам, она опережает Обаму по популярности более чем на 20%. Главная проблема для нее - демократы все еще не уверены в ее "избирабельности" и безальтернативности. Лидерство Клинтон в опросах общественного мнения сейчас на 10-15% уступает поддержке, которой пользовался вице-президент А.Гор накануне праймериз 2000 года. В Айове и Нью-Гемпшире, где в январе 2008 состоятся первые кокусы и праймериз, опросы не дают ей однозначного преимущества. А вот число демократов, ни при каких условиях не приемлющих ее кандидатуру, колеблется вокруг непростительно высокой цифры 30% (Gallup), примерно столько же респондентов-однопартийцев сомневаются в ее будущем успехе. В целом по стране, число опрошенных избирателей, уверенных в том, что не будут голосовать за нее, достигает 44%, за Обаму - только 29% (Washington Post - ABCNews).

Хиллари - сильный кандидат во всех отношениях. Ей не занимать ни опыта, ни бойцовских качеств, ни связей в политистеблишменте США. Однако, в последнее время, особенно после триумфального возвышения Обамы, американские наблюдатели все чаще употребляют при описании ее президентских шансов термин "неоднозначный багаж". Действительно, она - самая противоречивая фигура в стане демократов. Ее деятельность в качестве первой леди и сенатора неизменно вызывает самые полярные оценки в обществе - начиная с неоднозначной ассоциации с мужем- экс-президентом и "Уайтуотером" (скандал вокруг былых махинаций четы Клинтонов с недвижимостью в Арканзасе), заканчивая неудачными попытками реформирования системы медстрахования и "про-военной" позицией по Ираку.

Поддержка Х.Клинтон сохранения военного присутствия в Ираке в перспективе вообще станет основным кошмаром для ее стратегов. Двое других фаворитов - Обама и Эдвардс - недвусмысленно выступают против войны (Хиллари уже успела заочно схлестнуться с Эдвардсом; а Обама заявил своим сторонникам, что намерен сделать войну в Ираке центральной темой всей своей предвыборной кампании). В штабе Клинтон отдают себе отчет в степени опасности - ведь именно критика войны в Ираке позволила Говарду Дину в 2003 году, когда война была гораздо более популярна чем сейчас, почти добиться номинации (Керри тогда спасли лишь собственные промахи Дина).

Проблема для Хиллари в том, что Обама для нее - объективно наименее удобный соперник. Именно его достоинства будут нагляднее всего подчеркивать недостатки Хиллари в ходе праймериз. Вольно или невольно, Обама поведет свою кампанию "в пику" Клинтон: критикуя межпартийные распри вашингтонских политиканов, позиционируя себя в качестве "нового Линкольна или Кеннеди", которому по силам объединить политические силы для решения насущных задач, он автоматически подаст себя на контрасте с Хиллари - яркой представительницей истеблишмента, "демократом старой волны".

Кампания Хиллари в тесной связке с мужем (на чем настаивают привлеченные Хиллари советники Билла - Т.Маколиф, П.Бегала, Г.Икес, Дж.Карвилль, Дж.Подеста) до сих пор считающие его "главной ценностью демпартии"), сколь бы выигрышной она ни была в финансовом, организационно-мобилизационном или имиджевом плане, несет в себе опасность возникновения у электората убийственной ассоциации "Хиллари - кандидат из прошлого". Многие в демократическом истеблишменте справедливо опасаются, что его супруге, так же как и в свое время А.Гору не удастся выйти из его тени и сыграть самостоятельно. Очевидно, что по популярности и привлекательности, она во многом уступает мужу. Парадоксально, но по умению завести аудиторию, с Биллом чаще всего сравнивают именно Обаму (не случайно именно он в 2004 году произнес ключевую речь на партийном съезде демократов, а в ходе выборов 2006, агитируя за своих однопартийцев, был буквально нарасхват у демократов-кандидатов, получил прозвище "рок-звезды").

Все признают личную харизматичность и притягательность Хиллари. Проблема в том, что Обама в этих качествах не уступает ей и даже превосходит. В отличие от озабоченной грузом проблем молодящейся бизнес-леди бальзаковского возраста (ей уже 59), он относительно молод, позитивен и телегеничен. Глядя на оптимизм Обамы, который весьма трогательно смотрится с красавицей-женой и детьми, редкий демократ не умилится, вспомнив про кампанию "счастливого семейства" Кеннеди (а на этом образе Обама как раз и намеревается сыграть).

Как полагают многие политологи демократов, Обама в организационном и финансовом плане играет "на поле Клинтон", порой прямо за ее счет. Эффектно начать кампанию от "дома Линкольна" в Иллинойсе вполне могла бы и сама Клинтон - ведь это ее родной штат. Обама перехватил. Он оказался способен эффективно "окучить" спонсоров из Нью-Йорка и Калифорнии (традиционная "кормушка" четы Клинтон), уже почти перетащил на свою сторону Дж.Сороса. Остальные крупные спонсоры пока лояльны Клинтонам, но все же жертвуют сопоставимые суммы их оппонентам в демпартии, "хеджируя" свои риски. Ему также удалось привлечь на свою стороны многих прежних клинтоновских лоялистов, среди которых - представители влиятельной чикагской династии Дэйли (бывший глава минторга Уйльям и его брат, мэр Чикаго, Ричард), бывший министр финансов Р.Рубин, бывший глава СНБ Э.Лейк, бывшая замзамгоссекретаря С.Райс, а также один из архитекторов победы демократов в 2006 конгрессмен Р.Эмануэль и влиятельный конгрессмен Ч.Рейнджел.

Конечно, ситуация, с которой столкнулась Хиллари Клинтон сейчас - не редкость в истории американских праймериз, где партийному фавориту традиционно противостоит один или несколько "выскочек", выступающих как правило с более радикальных позиций. Организаторы кампании фаворита-центриста традиционно учитывают и просчитывают заранее неизбежный ущерб от нападок "слева" (для демократов) или "справа" (для республиканцев) в ходе борьбы за электорат партии, и корректируют его уже на этапе борьбы с оппонентом от другой партии.

Однако, ясно что вступление Обамы в президентскую гонку может не только сильно "попортить кровь" Хиллари Клинтон на этапе праймериз. В нынешних условиях речь для нее может идти уже не о минимизации ущерба, а о политическом выживании в сезоне-2008: номинация кандидатом демпартии в итоге может обойтись ей слишком дорого. Соперничество с "эталонным либералом" (по версии "National Review"), выступающим с внесистемных позиций заставит ее вновь смещаться влево с непредсказуемыми для общенациональных выборов последствиями. К тому же, под тяжким грузом "последнего шанса" (для Хиллари это последняя президентская кампания, а для Обамы - первая) Клинтон, в отличие от Обамы, вынуждена будет осторожничать, просчитывать каждый шаг. В своей критике в адрес Обамы Клинтон должна будет сдерживаться - многие американские политологи уже не сомневаются в том, что, кто бы в итоге ни стал первым в президентском тандеме демократов, второй номер гарантирован Обаме.