Контакты Rambler's Top100 Текстовая версия
Поиск
[an error occurred while processing this directive]











Владимир Фролов: Вооружаются все. Прямые и скрытые угрозы новой гонки вооружений
"Московские новости" 27 октября 2006

Через 20 лет, прошедшие с момента завершения холодной войны, стало очевидным, что в мире вновь развернулась неконтролируемая гонка вооружений. Сегодня она вышла на новый качественный уровень, а ее масштабы превышают даже пиковые показатели времен холодной войны.

Согласно оценкам Стокгольмского международного института по изучению проблем мира (СИПРИ), в 2005 году общие затраты на оборону в мире достигли 1,12 трлн. долларов - в самый разгар холодной войны в 1987 году они не превышали 1,09 трлн. После краткого периода снижения (более чем на четверть в 1990-1995 гг.), связанного с распадом организации Варшавского договора, а затем и СССР, совокупные военные расходы вновь начали расти, и последние десять лет повышаются непрерывно, причем быстрее, чем во времена холодной войны. В конце 80-х, на пике противостояния, военные расходы росли примерно на 2,5-3% в год, сейчас - на 6%.

Лидерами в количественном и качественном отношении выступают США и страны НАТО. Нынешний военный бюджет США составляет примерно половину всех мировых расходов на оборону. За 10 лет с 1995 года ежегодные военные расходы США увеличились на $160 млрд.

Договоры не нужны сильнейшему

Количественный разрыв между военным потенциалом России и ее геополитическими конкурентами угрожает на определенном этапе приобрести качественный характер. Возникают новые геополитические и военно-технические угрозы для России, предпосылки к оказанию на нашу страну военного давления, что чревато потерей государственного суверенитета.

Основания для таких выводов, увы, есть. В 2006 году общие военные расходы США составили примерно 505 млрд. долларов, а России - 28,8 млрд. долл., по проекту бюджета на 2007 год - 821,1 млрд. рублей, или чуть больше 30 млрд. долл. Обращает на себя внимание инновационный характер военных расходов США. На разработку и испытания новых систем вооружений ассигновано 75,7 млрд. долл., что почти втрое превышает весь военный бюджет РФ на 2006 год. Только на программы ПРО, военного использования космоса, а также ядерных вооружений Пентагон запросил 51,1 млрд. Активно разрабатываются новые виды вооружений на новых физических принципах - геофизическое, ионосферное, ЭМИ-оружие и др.

США ведут работы по созданию новых видов ядерных вооружений четвертого поколения, обеспечивающего его владельцу потенциал первого удара. В этих условиях едва ли удастся сохранить мораторий на ядерные испытания, поддерживаемый Россией и США уже более 10 лет. Дестабилизирующий характер имеет намерение Вашингтона оснастить часть стратегических ракет неядерными боеголовками.

В 2009 г. истекает срок режима взаимного контроля над стратегическими вооружениями, предусмотренный еще Договором о СНВ-1. Американская сторона отказывается принять неоднократные российские предложения о возобновлении переговоров по этим вопросам.

Московский Договор о стратегических наступательных потенциалах (СНП), подписанный в 2002 году, установил, что каждая из сторон должна сократить и ограничить средства ядерного сдерживания (СЯС) до 1700-2200 боезарядов к 31 декабря 2012 года. Предусматривалось и создание комиссий для осуществления инспекционных поездок в целях контроля выполнения договора. Однако дело не дошло ни до поездок, ни даже до создания комиссий.

За последние девять лет 65 стран - членов Конференции ООН по разоружению не приняли ни одного значимого решения. Вашингтон и Лондон остались практически единственными, кто возражает против начала глобальных переговоров по предотвращению милитаризации космоса в рамках конференции.

Суверенны государства, а не демократии

Главная причина новой глобальной гонки вооружений - силовая политика США. Инициированные Вашингтоном вооруженные конфликты в Ираке и бывшей Югославии наглядно продемонстрировали призрачность надежд на международные гарантии безопасности, заставили другие государства искать защиту своего суверенитета в наращивании собственных вооруженных сил.

Война в Ираке, начинавшаяся под лозунгом "предотвратить попадание иракского ОМУ в руки международных террористов" (что оказалось чистым вымыслом), теперь находит оправдание в тезисе "все равно Саддама нужно было свергнуть", поскольку он был "кровавым диктатором". А это уже "силовое продвижение демократии" как инструмент внешней политики и средство формирования выгодных США геополитических условий. Кампания "силового продвижения демократии" набирает обороты еще при администрации Клинтона в ходе войны вокруг Косово, затем несколько ослабевает после прихода к власти администрации Буша, изначально стоявшей на неоизоляционистских позициях, и вновь разворачивается с удвоенной силой после терактов 11 сентября 2001 года.

Гонку вооружений в мире в немалой степени подталкивает политика США по созданию "опорных точек" распространения демократии - массированное финансирование милитаризации подконтрольных режимов, наращивания их военных потенциалов. Не случайно наибольший рост военных расходов за прошедшее десятилетие наблюдается на Ближнем Востоке. По тем же причинам в странах СНГ наблюдалось почти 50% увеличение военных расходов. В частности, с помощью США и Запада только за 2005 год расходы Грузии на вооружение выросли почти в 2,5 раза, а бюджет Министерства обороны на 2006 год составил $341 млн.

В каком-то смысле новая гонка вооружений - обратная реакция на американскую политику "принуждения к миру" и "навязывания демократии". Об этом свидетельствует форсированная милитаризация беднейших стран мира, озабоченных повышением военно-политических возможностей своих соседей. Так, за 1996-2006 годы страны с низким уровнем дохода (по классификации СИПРИ) выступили лидерами увеличения своих военных расходов (в среднем на 64%).

Если посмотреть на страны, увеличивающие импорт вооружений, то становится очевидным, что они состоят не только из сателлитов США и антиамериканских режимов, но и тех, кто уже вооружается на всякий случай, не имея мощной собственной промышленности - Малайзия, Вьетнам, ОАЭ.

Еще один важный фактор гонки вооружений - свертывание "ядерного зонтика", под которым чувствовали себя в безопасности "меньшие братья" Советского Союза и США, что заставило их перейти в вопросах обороны к опоре на собственные силы.

Гонка вооружений фактически закреплена в Конституции Евросоюза, которая обязывает выделять военные ресурсы на проведение общей оборонной политики ЕС. Члены Союза обязаны "постоянно улучшать свои военные возможности". Для этого Конституция предписывает сформировать Европейское оборонное агентство. Правда, динамика военных ассигнований в странах ЕС не столь впечатляет (за 1996-2005 гг. их военные расходы увеличились на 8,2%).

Нужен асимметричный ответ

Сопротивление независимых государств стремлению США к мировому господству возрастает. В условиях же распада разоруженческого режима это будет вести к неконтролируемой гонке вооружений.

Так что же - включиться во всемирную гонку вооружений? Такой подход, во-первых, неприемлем по ряду очевидных экономических и социальных причин, а во-вторых, не достиг бы цели: сравняться с Соединенными Штатами по объему НИОКР и закупок военной техники Россия все равно не смогла бы.

Назрел пересмотр традиционных подходов к структуре российских стратегических ядерных сил, пока прогресс США в деле раннего слежения и обнаружения не лишил нас возможности ответного удара. Необходима коренная модернизация российской ядерной триады с упором на средства, способные составить конкуренцию точечному и ограниченному воздействию со стороны вероятного противника. При этом не следует повторять ошибки советской эпохи: на эти угрозы нужен асимметричный, на порядок более дешевый, ответ.

Российскому руководству необходимо иметь своего рода систему "предъядерного сдерживания". Такая система, основанная на высокоточном оружии большой дальности, должна давать возможность уничтожения на территории потенциального агрессора "объектов высокой ценности" с целью продемонстрировать в случае необходимости нашу решимость и готовность ответить на угрозы повышением уровня эскалации.

Необходимы более целенаправленные усилия в сфере ограничения гонки вооружений. Например, сформировать всеобъемлющую систему договорных отношений, гарантирующих от вывода в космос любых вооружений, а не только оружия массового уничтожения.